Краски для ткани


Сегодня нас просто поражают яркие, насыщенные цвета одежды. Но, краска для ткани имеет и свою неповторимую историю. Начиная рассказ о «короле» этой продукции - синем индиго, добывавшемся из особых тропических растений еще на заре цивилизации, невольно вспоминаешь, какой интерес вызывают у современной молодежи ультрамодные голубые джинсы, окрашенные его синтетическим собратом. И хочется верить, что этот интерес обусловлен не всепобеждающей силой великого «короля», который с таким трудом он раскрыл свои тайны людям, и не бездумной погоней молодых людей за модой, а извечным стремлением человека к совершенству, гармонии, красоте.

Само слово «индиго» происходит от латинского «индикус», что значит «индийский». В этой стране этот краситель был известен уже более 4000 лет назад, откуда попал в Европу. В средние века европейские страны завозили индиго во всевозрастающих количествах. В Англии эта краска для ткани быстро вытеснило менее красивое и прочное синее вещество, издавна добывавшееся из мест­ного растения - вайды.

Безрезультатно использовав все административные меры, направленные против законного и незаконного ввоза индиго и связанной с этим утечкой зо­лота, английское правительство обратилось за помощью к церкви. Индиго был объявлен «дьявольской краской для ткани». Король Генрих IV, правивший в Англии с 1399 по 1413 год, вынужден был наказывать красильщиков, использую­щих индиго. Их приговаривали к смертной казни.

В Нюрнберге в XV-XVI столетиях красильщики долж­ны были клясться под угрозой наказания не производить это вещество. Аналогичный приказ был издан в XVI столетии и прусским королем, который запрещал использовать индиго, так как «он опасно для жизни окрашивает». Наряду с индиго более всех других античных красок для ткани славился пурпур, который древние мастера добывали из особой улитки багрянки, водившейся в Средиземном море. В одном греческом мифе рассказывается о том, что однаж­ды собака Геркулеса набросилась на улитку, начала ее ку­сать, но порезала себе десны о край раковины и окрасила мантию моллюска своей кровью.

В действительности сама улитка не окрашена. Ремесленники измельчали ее тело с водой, полученным соком пропитывали ткань, которую за­тем развешивали на воздухе. При окислении кислородом воздуха сок багрянки окрашивался в пурпурный цвет. Из десяти тысяч улиток можно было получить чуть более од­ного грамма красителя, и неудивительно, что он ценился дороже золота. В Древнем Риме плебея, осмелившегося надеть платье, окрашенное в пурпурный цвет, за дерзость казнили. Как знак особого отличия знаменитому оратору древности Цицерону было разрешено облачаться в тогу, дважды выкрашенную в этой краске для ткани.

Основным желтым красителем древнего Востока, Гре­ции и Рима был шафран. В Риме им красили ули­цы, по которым император возвращался с победой. И поз­же в Европе он ценился весьма высоко. Известен да­же итало-швейцарский военный конфликт, в котором глав­ным военным приобретением были не земли и золото, а всего лишь... 800 фунтов этой краски для ткани.

И, наконец, некоторые вещества добывали из насеко­мых. Красный краситель кермес, например, получали из дубового червеца, а для получения другого алого вида специально разводили насекомое кошениль, паразитиру­ющее на растениях семейства кактусовых. Культура коше­нили была известна в Америке еще до появления там евро­пейцев. В огромную дань, наложенную Кортесом на покоренных ацтеков, была по специальному указанию ис­панского короля Карла V включена и дань кошенилью. Для ацтеков эта дань была тяжелее дани золотом. Ведь для приготовления одного грамма краски для ткани требовалось 150 тысяч высушенных насекомых.

Коллекция тканей, найденных при раскопках древнего Новгорода, открывает нам пристрастие новгородцев к яр­ким, богатым расцветкам одежды: красному и желтому, зе­леному и коричневому, синему и глубокому черному цвету. Но и на Руси трудности, связанные с производством красок для ткани и крашением, делали цветные ткани привилегией бо­гатых людей. «У меня ль золота казна не тощится, цветно платьице не носится...», - похваляется в былине гусляр и певец Сад­ко. Исследователи склонны считать прототипом былинного героя богатого и знатного новгородца, жившего в XII веке. Летопись утверждает, что богатства его были немалыми. И, наверное, одежда его могла быть сколь угодно нарядной и красочной.

Сегодня мы имеем возможность предложить Вам краски для ткани невероятно обширном ассортименте. Выбор просто головокружителен. Реализуемая нами продукция отличается высоким уровнем качества, стойкостью к выцветанию. Самое главное, что мы осуществляем продажу экологически чистых красителей, они не обладают токсичностью и совершенно безопасны для здоровья человека.

 
 
 
Краска для ткани ООО АРТ-Профи Пермь © 2008 ООО АРТ-Профи