Печати и штапмы


Мы предлагаем вашему вниманию великолепную историю. Печать ткани распространялась по миру медленными шагами. Развитие набойки в России вследствие постоянной оживленной торговли большое влияние оказывал Вос­ток. Товары, вывозившиеся русскими, обменивались на те, которые зачастую вызывали желание подражать.

Это иногда принимало широкий размах, и вырабатывае­мые по восточному образцу предметы давали свое название местностям, где занимались их изготовлением. Таковы су­ществовавшая с незапамятных времен под Москвой Хамовная слобода, получившая название от индийского сло­ва «хамань», т. е. бумажное полотно, очень тонкое и чис­тое, подобное голландскому. Например, название села Киндяково произошло от киндяков, набивных бумажных тканей, привозившихся пер­воначально из Персии. О том, что печать ткани существовала на Руси уже в XII ве­ке, позволяют судить части оставшейся церковной одежды Варлаама Хутынского.

Вероятнее всего, первыми мастерами, занимавшимися украшением тканей, были иконописцы, наиболее близко зна­комые с красками и с приемами работы ими. В специальных заведениях были особые мастера - травщики, писав­шие «доличное», т.е. все декоративное украшение иконы. К их услугам прибегали после того, как дру­гие набивали контуры рисунка на ткани. Мастера, специально занимавшиеся нанесением печати ткани красками, назывались пестрядильниками. Среди ремеслен­ников различных специальностей, обслуживающих нужды двора, они были не на последнем месте.

Невозможность иметь дорогие парчовые или шелковые ткани не огорчала небогатых людей. Эти ткани с тканым узором заменяли набойкой, узоры которой прекрасно ими­тировали дорогой оригинал, а времени на изготовление много не требовалось - в день-два ткань была готова и шла в дело. Рассматривая дошедшие до нас старинные набойки, не­трудно понять, что, несмотря на сравнительно позднее вре­мя их происхождения (не ранее начала XVI века), компо­зиции рисунков являются отголосками несравненно более отдаленной эпохи. При внимательном изучении уцелевших образцов печати ткани видно, как значительно в них влияние на­родных традиций. Здесь нет слепого подражания чужому, новые формы перерабатываются и усваиваются сообразно с народным пониманием красоты.

Ярким примером может пред­ставляет история Иваново-Вознесенского района. На основанной при Екатерине II в Шлиссельбурге ино­странцами Сириусом и Леманом ситценабивной фабрике в конце 40-х годов XVIII века работал ивановский крестьянин Григорий Бутримов, хорошо усвоивший иностранную тех­нику печати ткани. Вернувшись на родину, он открыл в 1750 году в селе Иванове собственную неболь­шую фабрику. На ней он перешел от обычной набойки масляными красками, извест­ной всем кустарям, к «заварным», «смывным» и «верховым» краскам.

Поначалу труд печати ткани был ручным. Центром этого производства была светелка - здание, в котором работа­ли набойщики. Там ставили «столы», или верстаки. Наверху под потолком устраивали «вешала» для просушки напечатанных материалов. Во время работы «стол» накрывали сукном, на нем ровно и гладко расстилали миткаль, назна­ченный для набивки. Рисунок наносили мане­ром. Набивная форма, или манер, представляла собой гру­шевую или пальмовую доску с выпуклым узором.

В одной мастерской с набойщиком находились его по­мощники, чаще всего члены семьи; они кисточкой, сделан­ной из лубка, брызгали разными красками по набитому уже манером полотну или по собственной своей фантазии выполняли всевозможные мелкие фигуры. Это называлось расцветкой. Впоследствии методом печати тканей стали изображаться окружающая природа, животный и растительный мир, народная вышивка, деревянная резьба украшений изб, первые лубочные картины, узорный кафель печей, украше­ния рукописей и первых печатных книг - все это нашло отражение в рисунках набивных тканей.

 
 
 
Печать ткани ООО АРТ-Профи © 2008 ООО АРТ-Профи